Вы Читаете...

Наручные часы давно не уже не показывают только время. Главное – передают сигнал: кто их хозяин? Все они делятся на группы, о которых мы сейчас и поговорим.

Нацепляя на запястье Patek Philippe, ты тем самым заводишь мантру: «У меня все получилось, часы той же мануфактуры, что и у босса» (главный босс в стране носит тоже Patek Philippe). Опоясав руку каучуковым ремешком хронографа от Tissot, ты демонстрируешь решимость к хуку слева. Застегивая Swatch с разнополыми кроликами, занятыми близким знакомством прямо на циферблате, ты сообщаешь: «есть свободная холостяцкая спальня!»

Часы – твой индивидуальный сигнал внешнему миру: кто ты такой и чего хочешь.

Классические

Классика – это то, что подавляющее большинство считает хорошим. Причем считает давно. При покупке первых настоящих часов не всегда стоит экспериментировать. Попробуй сделать ставку на проверенное. Это универсальная вещь, которая у твоей подруги исторгнет возглас, у босса – молчаливый взгляд, у приятелей по боулингу – требование выпивки. Классика – классная вещь.

Спортивные

Следующий шаг мужчины столь же естественен, как поездка после работы в пейнтбол-клуб или бассейн. Когда у тебя уже есть стильные часы под костюм, ты покупаешь себе спортивные часы под рубашку-поло. После офиса ты снимаешь галстук и прыгаешь в спортивную тачку. Это часы энергичных и свободных. Энергия в нынешнем мире так ценится, что мощные хронографы превратились в ту же классику.

Сложные

Есть целый разряд часов, созданных не для того, чтобы их носить, а для того, чтобы их иметь. Они подходят не к костюму или машине, а к зеленому сукну и витрине с охранником. Хорошо идут также к шапке Мономаха. Но если тебя печалит, что у тебя на голове старая бейсболка без меха, имей в виду: владельцы этих часов могут заинтриговать ими только Счетную палату. Никаких девчонок!

Патриотичные

Сознательное проживание в стране объединяет олигарха и милиционера, будто слившихся в объятии братьев. Играя на могучем чувстве, помни, что патриотизм – последнее прибежище, которое принимает всех.

Благородные

Если ты не успел вовремя приватизировать нефтяную скважину, остается идти длинным путем. Обратись к скромному благородству, изяществу, традиции. Доверься чутью и опыту – они не возместят фортуны, но позволят тебе однажды перечитать строчку Пушкина про недремлющий Брегет с новым чувством. Не сопротивляйся поэзии – и не забудь, что к таким часам полагаются бобровый воротник и новые сани.

Необычные

Но как быть, если твою душу не успокаивает, ни сверкание золота, ни изящество традиций? Твоему организму не хватает авангардизма – он спасет от сплина. Причем авангард заразителен. Проверено: Малевич на стене кабинета убеждает не хуже Айвазовского.

Доступные (дешевые)

Доступность – достоинство не всегда сомнительное. Доступные часы – не значит дешевые. Это просто вещь, которую может позволить себе любой. В том числе школьник и царствующий монарх: «Есть люди богатые и бедные, и деньги тут ни при чем», как говорил Довлатов. Эти часы передают твое настроение на данную минуту – и в этом смысле идут куда точнее старших собратьев.